Верховный суд вынес решение по иску сахалинского донора биоматериала, которого Сахалинский областной суд обязал платить алименты детям, рожденным в результате процедуры ЭКО. Суд согласился с его позицией и вынес решение о том, что донорство биоматериала не является основанием для установления родительских обязанностей. Сахалинка осталась без алиментов. 

История конфликта между матерью двоих детей, рожденных от донора биоматериала, и донором началась три года назад. Желая сделать процедуру ЭКО, женщина обратилась в медицинское учреждение. На прием она пришла вместе с мужчиной, который заявил о готовности сдать свой биоматериал. Более того, он согласился, чтобы его сперму специалисты заморозили на год, чтобы в случае неудачного оплодотворения сахалинка могла пройти повторную процедуру, но уже без его участия. 

Так и вышло. Первая процедура результата не дала, зато со второй попытки женщина родила двойню. Позже осознав, что материальное положение не позволяет содержать сразу двоих детей, женщина обратилась в суд с иском об установлении отцовства и назначения алиментов. Ответчик с такой позицией не согласился, сославшись на то, что изначально речь шла лишь о донорстве, отцом он становиться не собирался. 

Суд первой инстанции позицию мужчины посчитал правомерной, а вот апелляция в Сахалинском областном суде пришла к выводу, что донор должен заботиться о детях и назначил выплату алиментов. При этом суд указал, что мужчина принимал участие в программе ЭКО как «гражданский муж» и на него не была составлена анкета донора, как того требует процедура. На этом основании, по мнению суда, у мужчины появились родительские обязанности по отношению к двум несовершеннолетним. 

Решение областного суда мужчина пошел обжаловать в Верховный суд. Судебная коллегия, рассмотрев материалы, пришла к выводу о том, что донорство не влечет за собой наступления обязанностей по воспитанию детей. Кроме того, первая попытка ЭКО не повлекла за собой беременность. Дальнейшие договоренности мужчины с клиникой предполагали лишь хранение (криоконсервацию) спермы, но не проведение повторной попытки. Успешная (вторая) процедура ЭКО была сделана по инициативе женщины, а договор о донорстве подписан не был. При этом для проведения процедуры медучреждение воспользовалось биометериалом без сокрытия имени донора.  «»Партнерство» женщины, не состоящей в браке с донором спермы, применительно к процедуре ЭКО не может служить достаточным основанием для установления отцовства в судебном порядке», – решил суд.