Пока врио губернатора  Валерий Лимаренко продолжает колесить по районам вместе с профильными министрами, выполнение его распоряжений поставлено на паузу. По крайней мере именно так вышло с городским роддомом Южно-Сахалинска, — сообщает Современный Сахалин.

Два месяца прошло с момента, когда временный губернатор региона отменил постановление экс-министра здравоохранения Алексея Пака о реорганизации городского роддома Южно-Сахалинска. Однако проблем в учреждении с тех пор не убавилось, а в коллективе продолжают подозревать, что судьба больницы все еще окончательно не определена. Накануне в стенах гинекологии прошла встреча руководства регионального исполкома ОНФ и коллектива учреждения, на которой сотрудники имели возможность рассказать, как движутся дела и почему они подозревают, что не все так радужно, как обещал врио губернатора. 

Александр Бейфус

Роль модератора этой встречи доверили члену Народного фронта Александру Бейфусу. Он и обозначил предмет разговора и причины, почему ОНФ продолжает курировать вроде уже решенную проблему. 

— Мы сегодня пришли послушать вас, — обращаясь к бывшим коллегам начал Бейфус. Хотим услышать, что вас беспокоит. Нас, например, беспокоит финансовое положение учреждения, микроклимат в коллективе. 

Елена Морозова

Первой от сотрудников гинекологии взяла слово Елена Морозова, она же представляла на встрече исполком ОНФ в качестве сопредседателя:

— Все помнят приход Валерия Игоревича в наше заведение. Все, кто присутствовал, помнят, что было сказано в отношении нашей больницы. Одним из его распоряжений было за два последующих месяца проработать план дальнейшего существования, реконструкции нашего учреждения, в частности гинекологического отделения. Там же он озвучил «если вам нужен ремонт, скажите, где», «если вам нужно новое оборудование, скажите -какое», «если вы думаете о деньгах – не думайте, это не ваши заботы». Это было сказано, и я это слышала, и главный врач нашего учреждения и другие при этом присутствовали, в том числе нынешний министр здравоохранения.  Однако на сегодняшний день мы все видим, что пока ничего не происходит, а прошло уже более двух месяцев. Хотелось бы узнать, может у кого-то есть какая-то информация и что-то делается, а мы об не знаем? – задала залу вопрос и тон рабочей беседы Елена Анатольевна. 

В первую очередь представители ОНФ интересовались, конечно, позицией руководства больницы на этот счет. 

— Если руководство больницы считает, что у вас все хорошо – ну, прекрасно. А может у вас какие-то проблемы есть или давление на вас кто-то оказывает? Вы займите гражданскую позицию, — пригласил к откровенной беседе и.о главного врача Наталью Зурабишвили Александр Бейфус. – Я вот, например, занял гражданскую позицию, потерял работу, но остался гражданином. И с лицом остался, а кто-то без лица. 

Зурабишвили Наталья

Не сказать, что Зурабишвили откликнулась на призыв радостно, однако все же согласилась выйти к трибуне и рассказать коллективу и гостям об основных проблемах, с которыми сталкивается роддом.

-Первоначальная задача, которая стоит перед учреждением, — это, конечно, ремонт нашего здания. Вы видите, в каком состоянии оно находится. Изношенность составляет практически 100 процентов. И, конечно, мы все прекрасно понимаем, что ни сегодня, ни завтра, ни через год, ни через два нам новый акушерско-гинекологический корпус никто не построит. Поэтому это будет задача номер два. В первую очередь – это капремонт. Он запланирован, готовы все сметы необходимые. Думаю, что в 2020 году он все-таки будет осуществлен. Нам нужно ремонтировать и акушерский корпус, который находится в плачевном состоянии: здание 1961 года постройки. Нам необходимо определиться с гинекологией, потому что мы до конца не уверенны, будет ли нам принадлежать это здание. Если да, то вы видите внешний вид, который не отвечает никаким требованиям. Что касается оборудования, мы его получаем. Все, что было заказано нами, поэтапно начинаем получать, — на этом позитивная часть с перспективами и планами в речи главы учреждения закончилась. 

Выяснилось, что основной проблемой все же является стремительно уменьшающийся заработок больницы. Ей и посвятили большую часть встречи общественников и врачей. 

— Что касается экономических всех моментов: у нас была проверка Минздрава по жалобе сотрудников. Как я поняла, врачей не устроило то, что было предпринято администрацией. Это снижение базового процента премиальных. Но я думаю, что доходчиво сотрудникам было объяснено, почему это было сделано. Учитывая, что мы не смогли заработать тех денег, которые необходимы учреждению, чтобы погасить заработную плату, мы вынуждены были прийти к таким мерам. Конечно, мы получили недовольство сотрудников, может быть поэтому сегодня был озвучен вопрос о нездоровом микроклимате учреждения.  При проверке нам, конечно, сделали замечание, но еще раз сказали, что стопроцентная премия возможна только при выполнении задания, которое дано нашему учреждению. К сожалению, мы работаем с минусом: в мае мы заработали минус 8 млн рублей, в июне практически та же сумма. Поэтому у нас только один выход – это повышение тарифов, — описала безрадостную картину Наталья Зурабишвили. 

Помимо проблем внутренних, больница ежедневно сталкивается с натиском внешних. И это тоже не способствует улучшению климата. Вокруг больницы развернуто глобальное строительство, подъезд машин скорой помощи осуществляется по пожарному маршруту, т.е через дворы. Однако этот маршрут отнюдь не предназначен для оперативной доставки пациентов, которым  требуется неотложная помощь. Кроме того, у больницы отсутствует собственная парковка, поэтому территория вокруг здания часто оказывается заставлена посторонними машинами, что тоже может сыграть злую шутку с пациентами больницы. 

Ремонтные работы мешают проезду машин скорой помощи

— Большие проблемы с благоустройством у нас. Вокруг стройка, да вы и сами видите, что у нас творится с нашими дорогами. Очень сужен проезд, практически невозможно разъехаться двум машинам скорой помощи. Мы выходили на департамент городского хозяйства, но пока никакого решения в этом плане не предвидится. Хотя очень надеемся, что город окажет какое-то содействие, потому что вот эта стройка мешает нормальной работе учреждения, — продолжает перечислять  главный врач. 

Переключаясь с проблемы на проблему, Наталья неизменно возвращалась к главному: больнице не на чем зарабатывать. Однако фактически решать вопросы учреждения просто некому: временный губернатор Валерий Лимаренко на все предвыборные встречи с населением в районах области приезжает со всей свитой. И министр здравоохранения Владимир Ющук – не исключение. Профильному министру приходится отрываться от дел насущных в угоду делам политическим. 

— Губернатор дал поручение министру здравоохранения проанализировать потоки пациентов, которые поступают в наше учреждение и учреждение перинатального центра. Но сейчас, в связи с предвыборной подготовкой, мы видим, что министр у нас в постоянных командировках. Поэтому сейчас ему, наверное, сложно прорабатывать эти моменты, — говорит Зурабишвили. — Мы готовы предоставить медико- экономическое обоснование для того, чтобы все-таки начать строительство нового акушерско-гинекологического центра. Но, к сожалению, землю, которая у нас была для строительства, забрали. И теперь, для того чтобы говорить о стройке, нам нужно решить вопрос о каком-то земельном участке. Поэтому мы ждем каких-то предложений или рекомендаций со стороны министерства. 

Владимир Кайдаш

— А речь о реорганизации и присоединении городской больницы все- таки идет или уже нет, — интересуется Владимир Кайдаш, пришедший на встречу не то, как работник здравоохранения, не то, как член ОНФ. 

-Вроде приостановлен процесс, — неуверенно отвечает Зурабишвили. 

— Так приостановлено или точку на этом вопросе поставили, — практически хором уточняют фронтовики. 

-Ну, как сказал губернатор на встрече, он рассмотрел и удовлетворил просьбу населения и сотрудников больницы. То есть мы остаемся на этом месте, — пересказала беседу с врио Наталья Бахшоевна.

Выяснилось, что в процессе реорганизации, отмененной на половине пути, гинекология успела заключить два договора, в соответствии с которыми имущество больницы переходило городской больнице. Однако после распоряжения врио вся собственность вернулась городскому родильному дому. Распоряжение МИЗО о реорганизации так же было отменено. В подвешенном состоянии руководство больницы держит только подозрительная неторопливость налоговой, на сайте которой статус учреждения до сих пор значится как «находящееся в процессе реорганизации». Но глава исполкома Алексей Казанцев успокоил коллег, поделившись опытом в подобных вопросах. По его информации на возвращение прежнего статуса в налоговом органе может уйти до 2х месяцев. 

В итоге пришли к тому, что ОНФ возьмет решение этого вопроса на себя и проконтролирует, чтобы все юридические нюансы были закрыты окончательно. 

Чек- лист проблемных вопросов, которые озвучила глава больницы, вызвал множество комментариев со стороны сотрудников. Поняв, что говорить можно откровенно, врачи начали разъяснять фронтовикам, отчего на них свалился весь этот ком. Например, руководителя исполкома ОНФ Алексея Казанцева интересовало, почему в прошлом году у медучреждения не было столько финансовых проблем, а в этом году они появились. Одна из сотрудниц объяснила, что виной тому повышение зарплаты на 20 процентов, которое произошло в январе этого года. При этом тарифы на оказание медицинской помощи – снижены, хоть и не значительно. Кроме того, с первого апреля были повышены коэффициенты: врачебному персоналу в два раза, среднему медперсоналу на 0,15 единиц. То есть, расходы больницы возросли, а источники финансирования только уменьшаются. 

Алексей Казанцев

Это происходит еще и потому, что теперь конкуренцию городскому учреждению составляет областной перинатальный центр. И если еще в прошлом году количество принятых родов в городском роддоме составляло около 2000, то теперь на свет здесь появляется 1200 -1300 младенцев. Это значит, что фактически перинатальный центр, где должна оказываться медицинская помощь высокого уровня, принимает теперь даже тех, кому в состоянии помочь городское учреждение.

 О нарушении маршрутизации пациентов медики не раз заявляли страховщикам, но пока реакции не последовало. Прозвучало мнение, что стационар высокого риска (перинатальный центр) не может и не должен конкурировать с территориальным роддомом. А это значит, что сохранены должны быть оба учреждения, и каждый из них должен выполнять свою задачу. Пока же получается, что перинатальный центр перетягивает одеяло на себя и, по сути, отнимает работу у городской больницы. При этом стоимость родоразрешения в учреждении более высокого уровня и стоит дороже. 

-Почему вообще там оказывается эта помощь, возникает вопрос? Почему в стационаре третьего уровня лечат больных первого и второго уровня? Бурденко же не лечит аппендэктомиты? И сосуды не чинит? Там занимаются серьезными вопросами, проводят серьезные операции 5-6 уровня, — возмутился Бейфус. 

От вопросов финансовых перешли снова к делам насущным. Александр Бейфус возмутился обстановкой вокруг здания:

— По какому такому праву вас оставили только с пожарным проездом? Это что за политические провокации в период выборов? У нас вообще городские власти следят за обстановкой в городе? Все прекрасно понимают, что у вас экстренная служба, вам в любое время нужен экстренный проезд. 

Главврач гинекологии только развела руками: письма в администрацию написаны, но территория роддому не принадлежит, а значит и требовать они ничего не могут. 

Еще долго после перечисления всех невзгод городского роддома члены исполкома ОНФ рассказывали, как могут помочь учреждению. За финальную точку беседы приняли решение о том, что медики о всех своих невзгодах будут сообщать и им, а не только вышестоящему руководству. На том и разошлись.