Обещанная во время визита Валерия Лимаренко в Луговое встреча населения с руководством министерства здравоохранения состоялась сегодня в поликлинике № 6.  Разбираться с проблемами пациентов Владимир Ющук приехал с целой делегацией из руководителей южносахалинских медучреждений. Быстро убедившись, что все ответственные на месте, Ющук перешел к беседе с горожанами. Каждому из них сегодня было, что сказать.

Претензий к руководству и врачам поликлиники за годы «правления» Алексея Пака накопилось много. Большинство из них на сегодняшней встрече были признаны системными, и даже если не находили отклика в глазах и душах руководителей медучреждений города, министром сахалинского здравоохранения охотно брались в работу. Такой формат диалога оказался достаточно эффективным, к удивлению сахалинцев, встреча оказалась не из разряда поговорили-поговорили-разошлись, -насущные проблемы, в основном, решались на месте.  

Такого разговора «по душам» с руководством минздрава у населения не случалось давно. В коридоре, перешептываясь, люди спрашивали друг у друга «с чего вдруг такая радость? И долго ли продлиться?» Кто-то предположил, что до выборов, кто-то пожалел, что не успел прихватить с собой соседа, который тоже бы задал свой вопрос. 

Но Ющук, как бы считав вопрос в глазах луговских пациентов, начал встречу с того, что она первая, но далеко не последняя. 

— Не последний же день живем, жизнь продолжается. Будут еще встречи, не переживайте, если кто-то не попал, — успокоил присутствующих министр. 

Первый же вопрос, заданный новому руководству минздрава, был внесен в список «обязательно проработать». Его задал житель Лугового Михаил:

— Столкнулись со следующей ситуацией. Пациент, приехавший из области, находится в стационаре в областной больнице во втором неврологическом отделении, лечащий врач – Дмитрий Аскольдович Троян. После прохождения лечения дают на руки выписку о назначении лекарств. Пациент — человек пожилой, поэтому я еду в аптеку, чтобы купить лекарства из этого списка. В том числе в перечне присутствует рецептурный препарат Калимин-60. Я прихожу в аптеку, а мне говорят: нет, вашему пациенту необходимо по месту жительства обратиться к неврологу. Представляете, абсурд какой? Я забираю человека из стационара, чтобы пройти это круг по-новой. А это значит езжай в Вахрушев, где невролога нет. Обращайся через поронайскую поликлинику снова в консультативную, месяц отстой в очереди за талончиком и приезжай через месяц снова в Южно-Сахалинск на прием к неврологу, чтобы получить рецепт. Это как так? – делится опытом южносахалинец. 

-Поломка, — поддержал Владимир Ющук. 

— Но это не конец истории, продолжает сахалинец. В следующий раз я приезжаю к Трояну и спрашиваю, почему я должен заново проходить все эти круги. Он мне сказал, что просто не имеет права выписывать такие препараты. А зачем тогда, он что, какой-то не такой доктор? Кто у него это право забрал?  Кстати, пациента, о котором идет речь, уже нет в живых. Залечили…

Обсудив с коллегами, к какой категории относится препарат, врачи приходят к выводу, что этой проблемы отныне существовать не должно. Препараты должны выписываться на месте, без дополнительных сложностей. В протокол было внесено первое поручение к островным медикам. 

Второй вопрос сахалинца касался организации скорой медицинской помощи и вообще медобслуживания в поселках Вахрушев и Восток, Поронайского района. Машин скорой помощи там всего две, обе они курсируют в населенные пункты из Поронайска, что соответствующим образом сказывается на «скорости» приезда на вызов. 

— В Вахрушеве больницу ликвидировали, оставили поликлинику в многоквартирном доме (ФАП- прим. ред). Стоматолога там нет, пришлось человеку ехать в Поронайск для удаления зуба. В Поронайске не спросили, какие препараты пациент принимает, вкололи обезболивающее. Через короткий промежуток времени у пациента развивается острый трансмуральный инфаркт. Но это мы уже из заключения патологоанатома узнали. Врачи скорой, прибывшие на вызов, не смогли определить по симптомам, что происходит. Ее отправляют в Поронайск, где врачи более 12 часов не находили в ее состоянии ничего опасного для жизни. Реанимация нам твердила, что все будет в порядке. Заподозрив, что они не компетентны, мы с трудом добились того, чтобы за пациенткой из Южно-Сахалинска выехал реанимобиль. Прибывшие на место врачи определили, что это инфаркт. Этой же ночью, как только привезли в Южно-Сахалинск, ее прооперировали. С момента начала развития инфаркта до операции прошло около 18 часов. Пациентка не выжила, — поделился семейной трагедией Михаил. Подытожив, сахалинец поинтересовался, возможно ли сделать так, чтобы в каждом муниципалитете появился собственный реанимобиль, чтобы такие трагедии не повторялись. 

— Буквально вчера мы приняли новый вертолет. Мы теперь не будем зависеть от МЧС – команду дали, и полетели за пациентом в любую точку. Поэтому вопрос о том, чтобы ставить реанимобили мы сейчас снимаем. Будем использовать санитарную авиацию. Потому что если человек находится в лечебном учреждении, подразумевается, что экстренную помощь он там уже получает. А если его необходимо перевезти, условно, из Поронайска в Южно-Сахалинск – мы теперь машины никакие гонять не будем. Теперь это дело санитарной авиации. Тяжелого больного на такие расстояния перевозить наземным транспортом – это большой стресс для него. На вертолете такие расстояния можно преодолеть в пределах часа, — поделился опытом министр. 

Однако в ходе диалога выяснилось, что и у авиации есть свои недостатки, и в некоторых ситуациях предпочтительней было бы воспользоваться транспортом на колесах. К таким моментам отнесли сложные метеоусловия или относительно небольшое расстояние до пациента — в этой ситуации быстрее и надежнее завести автомобиль, чем согласовать вылет вертолета. Кроме того, осталось не ясным, успели ли оборудовать специальные посадочные площадки, прошли ли они лицензирование, оснастили ли их осветительными приборами для приземления в темное время суток. Все эти вопросы Владимир Ющук принял от сахалинца с благодарностью, отметив, что это действительно важные для детальной проработки темы. 

Спустя первые полчаса после начала беседы обстановка в импровизированном зале стала больше походить на дружескую. Люди начали задавать и очень личные вопросы, не стесняясь называть диагнозы. От этого и проблемы граждан решаться стали быстрее, ведь все профильные специалисты находились, буквально, на расстоянии вытянутой руки. 

Так, озвучившая печальную историю взаимодействия с местным терапевтом Ольга, тут же отправилась на беседу с главным врачом КДЦ Южно-Сахалинска Олегом Саяпиным. Оказалось, что если вдруг терапевт в поликлинике не смог справиться с заболеванием пациента, пациент должен получить направление в медучреждение второго уровня. Кто из вас знал об этом?

— Если на первом этапе, в первичном звене что-то не получается, пациент должен быть направлен на второй уровень. У нас есть  специалисты всех направлений – это эндокринолог, ревматолог. Это обследования, которых нет здесь, в первичном звене. После обследования мы принимаем решение, либо пациент, получив рекомендации, попадает назад в первичное звено, либо получает дальнейшее лечение в учреждении 3-го звена. Все необходимое лечение и обследования пациент получает бесплатно, в рамках полиса ОМС, — рассказал пациентке Олег Саяпин. 

Из беседы главного врача и сахалинки стало понятно, что в ближайшее время с ней свяжутся специалисты центра и пригласят на прием. 

Таких историй на встрече было много. Практически каждый пришедший жаловался на квалификацию луговских терапевтов и педиатров. По педиатру даже было принято решение о том, чтобы ее знания оценили коллеги «по цеху». Все без исключения мамы, пришедшие на встречу к министру, попросили прислать в поликлинику квалифицированного детского врача. Два луговских терапевта – Алтынай Путина и Светлана Кан также не сходили с уст пациентов. У каждого нашлась история, когда помощь была оказана из рук вон плохо. Что с этим делать пока не решили, но министр обещал подумать, как наладить за ними контроль. 

Всего, за почти 4- х часовую встречу, врачебный десант разрешил около 2 десятков наболевших проблем пациентов 6-ой поликлиники. Министра долго не отпускали и после ее окончания, многим хотелось, чтобы их выслушали тет-а-тет, и конечно помогли, по возможности. 

Возможно, сказался опыт общения с предыдущим министром, точнее его отсутствие. Поверить в то, что медицинская помощь теперь станет доступной не только «в телевизоре» людям все еще трудно. Но глядя на то, как молодой и амбициозный чиновник вникал в проблемы каждого, кто пришел поделиться с ним своей бедой, надежда появляется. Правда не понятно пока, сколько времени ему потребуется, чтобы разгрести амурское наследство. 

От редактора 

За последние несколько лет, пока минздравом рулил Алексей Пак, у сахалинского журналистского сообщества выработался некий рефлекс – если о здравоохранении на Сахалине, то за упокой. Не проходило и недели без отвратительных новостей, как кому-то снова нужна помощь, но ее не оказали. Как министр Пак проигнорировал, забыл, соврал, или хуже того, подал в суд на журналистов, когда стало об этом известно из СМИ. Между сахалинским минздравом и словом провал можно было смело ставить знак равенства. Только за прошлый год прокуратура выявила 388 нарушений в его ведомстве. Жаль, никто после его ухода не провел полного аудита. Казалось, Пак будет вечным, так же, как и провал. Он не утруждал себя встречами с людьми, у него были более важные дела. 

И вот, сижу я сегодня в маленьком зале островной поликлиники и наблюдаю, как жадно люди хотят этого внимания. Разговаривают с министром лицом к лицу и счастью своему поверить не могут. Их услышали, к ним прислушались, им помогут.  Наблюдаю за происходящим и думаю: » неужели сегодня я напишу о минздраве хорошо?». Пусть это будет только маленький шаг к решению всех проблем захворавшего нашего здравоохранения, но он сделан. По крайней мере, теперь есть кому об этих проблемах рассказать. Владимир Николаевич, приезжайте чаще!