Жизнь с корзинкой или как островные пенсионеры ищут работу

0
217

Маленькое столпотворение наблюдалось в Южно-Сахалинском Центре занятости на прошлой неделе: там проходила ярмарка вакансий для лиц пенсионного и предпенсионного возраста. Приглашали человек восемьдесят, а пришло несколько больше. Понятно, что к столам работодателей тотчас же выстроилась очередь.

Потолкавшись среди соискателей, лишний раз убеждаешься: пенсионеры интересуются вакансиями явно не от хорошей жизни. При средней сахалинской пенсии в 17,8 тыс. рублей и установленном для местных пенсионеров прожиточном минимуме 10,4 тыс. рублей не иметь хотя бы небольшого постоянного заработка – это фактически едва сводить концы с концами. И не видеть на своем столе ничего, кроме пресловутой потребительской корзины.

Жизнь с корзиной? Это не про нас. Надо искать работу.

Пишите, Шура, пишите…

Времена похождений граждан по отделам кадров канули в прошлое. Работодатель обзавелся цифровыми технологиями, и отделы по работе с персоналом теперь живо напоминают центры обработки данных (ЦОД) для хранения, обработки и предоставления конфиденциальной информации. Сюда с различных работных сайтов поступают резюме, здесь их просматривают и проводят первичный отбор претендентов на должность. А уж кого именно пригласят на собеседование, решают опыт, возраст и профессиональные достижения соискателя.

Наличие опыта кадровые службы оценивают стандартно: проработал соискатель по специальности не менее пяти лет – все, такого можно брать, рычаги и кнопки он не перепутает. Гораздо сложней с профессиональными достижениями. Кадровик не обязан досконально знать специальность, на которую претендует соискатель, он судит о ней в рамках собственной компетенции, что чаще всего равносильно взгляду дилетанта. Впрочем, вопрос о достижениях формально снимается, если у соискателя есть доказательства – грамоты, медали, дипломы и прочий наградной антураж.

Вот с возрастом – большая проблема. Срабатывают стереотипы: пенсионер – это не полноценный работник, а так, одна видимость, типичный пережиток социализма. Возьми такого на работу, так потом хлопот не оберешься: то ему нездоровится, то внучку оставить не с кем, а то положенный по закону двухнедельный неоплачиваемый отпуск пенсионеру подавай.

Да, и внуки у пенсионеров есть, и дополнительный отпуск им положен. Но почему эти, в сущности, производственно-бытовые мелочи сплошь и рядом перевешивают профессиональный и жизненный опыт, на котором, собственно, и держится любая уважающая себя организация? Откуда такое пренебрежение по отношению к «тем, которым за…»?

Можно понять работодателя, которому хочется взять идеального специалиста – в меру опытного, профессионально состоявшегося и при этом достаточно молодого. Но такие соискатели на рынке труда – штучный товар. Чаще всего кадровики останавливают свой взгляд на специалистах с небольшим стажем. Пусть звезд с неба они и не хватают, зато готовы учиться чему-то новому. Такому работнику и платить можно меньше, и нагружать его работой больше. А опыт, знаете ли, к нему обязательно придет!

Ну, конечно, придет. Вместе с пенсионным удостоверением.

Компьютеру все возрасты покорны

Пенсионеров у нас в стране много – 46,5 миллиона. Так много, что правительство посчитало за благо для пенсионного фонда поднять возраст, дающий право выхода на заслуженный отдых, на пять лет. А чтобы работодатели не сомневались, что россияне готовы трудиться столько, сколько им скажут, была введена уголовная ответственность за необоснованное увольнение работников пенсионного и предпенсионного возраста или немотивированный отказ в их трудоустройстве.

И работодатели затаились.

То есть они вроде бы есть и в то же время для пенсионеров их как бы уже и нет. Впрочем, на первых порах сахалинские соискатели об этом даже не догадываются. Они по привычке звонят в отделы кадров – и получают бесплатный совет: составить и прислать резюме. Для многих эта процедура незнакома и непривычна, но здесь уж ничего не поделаешь: так надо.

Но… Можно послать работодателю сотню резюме – и не быть удостоенным даже формального собеседования. «К сожалению, в настоящий момент мы не готовы пригласить Вас на дальнейшее интервью по этой вакансии, – лицемерно вздохнет в электронном письме кадровая служба и добавит на всякий случай: – Мы внимательно ознакомились с Вашим резюме и, возможно, вернемся к Вашей кандидатуре, когда у нас возникнет такая потребность».

Подобной потребности, скажем откровенно, российский работодатель всеми силами старается избежать. Вряд ли это не актуально и в отношении 164,5 тысячи пенсионеров, проживающих на Сахалине. Иначе бы на ярмарку в Центр занятости населения пришли не 11 работодателей из зарегистрированных 20 тысяч, а как минимум на порядок больше.

В базе данных центра –12,5 тысячи вакансий, пенсионерам же было предложено всего 218. И это при условии, что сахалинцы выходят на пенсию на пять лет раньше, чем на материке. Так что же, выходит, 55-летнему сахалинцу уже и работы не найти?

– Почему же не найти? – возражает начальник отдела содействия трудоустройству и информации Анастасия Емельянова. – В этом году по вопросам трудоустройства к нам обратилось примерно 250 пенсионеров, половина из них нашла себе работу. Устроился даже один 72-летний пенсионер! Правда, он юрист с большим практическим стажем, работодатели таких соискателей ценят…

Увы, не каждый пенсионер – юрист, и не всякий трудовой стаж на рынке труда востребован. Среди нынешних соискателей преобладают специалисты иного профиля. Например, много бухгалтеров, экономистов, кладовщиков. Можно найти этому объяснение: по официальным данным, за шесть месяцев 2018 года в Сахалинской области было ликвидировано 659 предприятий всех форм собственности. Правда, за этот же период зарегистрировано 527 юридических и физических лиц, но это утешение слабое. Даже если предположить, что каким-то чудом бухгалтеры массовым порядком сумели перейти из ликвидированных предприятий во вновь созданные, то все равно остались незанятыми десятки специалистов. Им-то куда податься?

Привлечь внимание работодателей пожилым людям нелегко. В большинстве своем они не слишком уверенно чувствуют себя за компьютером. А ведь сегодня тому же бухгалтеру просто необходимо уметь работать со специальными программами – например, «1С:Бухгалтерия, управление торговлей». Работодатель отдаст предпочтение пусть менее опытному, зато должным образом подготовленному специалисту, это очевидно.

Дабы помочь таким соискателям в трудоустройстве, центр направляет желающих на бесплатные курсы, организованные на базе областной библиотеки. Это не компьютерный всеобуч, а серьезный тренинг, дающий возможность пользователям ПК выйти на новый уровень – освоить бухгалтерские программы или овладеть инструментарием кадрового менеджера. Понятно, что после таких курсов шансы на удачное трудоустройство вырастают в разы.

Центр готов обучить и более приземленным профессиям, например специальности водителя автопогрузчика, либо переобучить на какую-то профильную рабочую специальность. Соискателю оплачивают проезд и проживание, выдают суточные. Таким образом, ежегодно повышают свою квалификацию до сорока человек. По сравнению с десятками тысяч сахалинских пенсионеров – капля в море.

Что делать?

«Ой, да мне хоть что-нибудь, лишь бы к месту…» – эта случайно услышанная на ярмарке фраза вполне могла бы стать эпиграфом к материалу. По большей части пенсионеры традиционно ищут простую, не слишком обременительную работу – например, ночными сторожами или вахтерами в какое-нибудь учреждение. Там тихо, спокойно: сутки работаешь – двое суток отдыхаешь. Зарплата хоть и небольшая, тысяч 15, зато стабильная. Вместе с пенсией это уже кое-что: и на потребительскую корзину хватит, и что-нибудь к празднику прикупить.

Не слишком охотно интересовались пенсионеры должностью горничной. Мало было желающих пойти уборщиком территорий в городское ЖКХ. И совсем уже не вдохновляла соискателей перспектива примерить на себя сумку почтальона. Для того, чтобы перемещаться по городу в любую погоду, надо не только желание, но и здоровье иметь. А где его пенсионеру взять? По-человечески это понятно.

Сложней понять другое: почему так легко расстается старшее поколение со своими прежними профессиями? Неужели ни одна из них не вписывается в современный рынок труда? Или сахалинская экономика сегодня нуждается лишь в горничных, сторожах и почтальонах?

Да нет, она-то как раз и нуждается в квалифицированных кадрах, вот только где их взять? Беда в том, что и сами соискатели особых симпатий к серьезным специальностям не испытывают. Мало кому хочется брать на себя лишнюю ответственность. Многие боятся пробовать себя в чем-то новом. Наконец, люди в возрасте часто чувствуют себя некомфортно среди амбициозных менеджеров, для которых словосочетание «коллектив предприятия» менее близко и понятно, чем «трудовой ресурс».

Выработав необходимый для пенсии возраст, люди теряют связь с тем, чему посвятили жизнь, – со своей специальностью. Печально, но факт: отнюдь не каждый пенсионер стремится к освоению новых знаний.

– Не надо пребывать в скорлупе привычного, необходимо постоянно совершенствоваться, – убеждена исполняющая обязанности руководителя центра Татьяна Рощина. – К нам порой приходят пенсионеры, которые способны составить серьезную конкуренцию молодым: бодрые, энергичные, им все интересно… Такие быстро находят себе работу. А если опустить руки и ничего не делать, не развиваться, никуда не стремиться, кто обратит на тебя внимание? Кому такой работник нужен?

Хорошие слова, а главное, сказаны вовремя. Может, кто-нибудь к ним и прислушается, почему бы и нет?

Была бы цель, а дорога к ней найдется.

Автор: Сергей Чевгун.