Собака у обочины

На втором километре Охотской трассы месяца три назад появилась небольшая собачонка – дворняжка. То ли она потеряла хозяина, то ли ее выбросили, но собачка не покидала своего наблюдательного поста – все ждала кого-то, перебегая с одной стороны дороги на другую и всматриваясь в проезжающие машины.

Некоторые водители пытались подозвать дворняжку, приласкать, но она не подходила близко к людям, держалась на расстоянии. Ее щедро подкармливали. Увидев это, к собачке пристроились вороны. Одна ворона отвлекала, а другие в это время пытались унести еду.

Я решил сделать для собачки будку – чтобы она не мерзла. Но, видно, долго собирался. Недавно собака исчезла, несколько дней ее не было видно на трассе, а потом я увидел ее уже на шестом километре. Но была она какой-то потерянной, понурой, стала более пугливой.

Был ли у собачки хозяин? Если был, знает ли о том, как верно это живое существо его ждет? Не знаю, к кому обращаться за помощью. Сам я взять собачку, даже если она ко мне пойдет, не могу – у меня уже есть два больших пса.

В. КУЗЬМИН.

г. Южно-Сахалинск.

Сделайте нам красиво

На доме № 21 по ул. Емельянова начался ремонт фасада. Дело хорошее. Но сделают ли у дома нормальный тротуар? В течение многих лет там нельзя нормально ходить. Неоднократно совсем рядом с этим двором шло благоустройство, но никому из начальников не пришло в голову «по пути» отремонтировать и этот проезд.

Скоро дом станет снаружи красивым, а придомовая территория?

Еще несколько слов про двор. Он один на три дома, просторный, зеленый, но вот на детскую площадку без слез не взглянешь. Стоят в траве старые, советских времен, сделанные из труб и металлических листов и досок качели, горки, еще какие-то, как говорят, малые формы. Все унылое, все скрипит от времени. Дети бегают играть во двор неподалеку, где установили современный детский комплекс. Но родителям, конечно, хотелось бы, чтобы ребятня была под постоянным присмотром в своем дворе.

Несколько лет назад жильцы обращались к городской власти по поводу двора, но их, видимо, не услышали.

Н. ФЕДОРОВА.

г. Южно-Сахалинск.

Мы – за крематорий!

Правильно поднимает вопрос о крематории южносахалинец С. Насонов в номере газеты за 3 ноября.

На нашем холмском кладбище сотни могил стоят заброшенными: ржавеют, рушатся оградки, памятники, все зарастает бурьяном. Мне идет 83-й год, родственников у меня и жены нет, за могилами некому будет ухаживать. Поэтому мы с супругой решили, что лучше быть кремированными, чем лежать под землей в полном запустении.

В прошлом году судового механика, с которым я ранее работал, кремировали, и пепел его по завещанию высыпали в море. Занималось этим похоронное бюро «Черная роза». Покойника из морга увезли в Южно-Сахалинск и там где-то у частника сожгли и пепел привезли в Холмск. Стоила эта услуга 56 тысяч, но сейчас, говорят, цена поднялась до 70 тысяч рублей, но это не дороже, чем похоронить традиционно.

Однако таким вот частным образом кремировать не совсем хорошо. Желательно иметь «правильный» крематорий, как, например, во Владивостоке. Чтобы после сжигания умершего урну с его прахом можно было замуровать в стену там же, на территории крематория. Чтобы можно было прийти и поклониться этому праху его родным, друзьям, знакомым.

В. БЕЛОУСОВ.

г. Холмск.

Только теряем

Прочитал в номере за 17 октября письмо о том, что Иван Санжаров покидает Сахалин со своими кедрами и мечтой засадить остров этими красавцами. Хочу заметить, что Сахалин только все теряет: лес, рыбу, ягоду. Согласен с автором письма: нами правят временщики, не думающие о будущем острова, а большинство депутатов – своих, доморощенных! – их поддерживает.

С Иваном Ивановичем Санжаровым познакомился через вашу газету, разговаривал с ним по телефону, мечтал о встрече с ним, его помощниками – женой, сыном, хотел увидеть плантации кедровых саженцев. Увы, сейчас телефон не отвечает.

До сих пор не знаю, кому помешали кедры на полянках в лесу, кому места не хватило, что потребовалось согнать хорошего человека, думающего о всех сахалинцах, с освоенных им участков. Сколько труда вложено! Чтобы помочь – желающих нет, а вот чтобы навредить, помешать – всегда найдутся. Почему так?

Неужели никто из властных структур никак не откликнулся на желание Санжарова уехать? Где-то же его приметили, где-то он оказался нужен с его задумкой? Почему не у нас?

И. КАЛМЫКОВ.

г. Южно-Сахалинск.

Наплевали в душу

Последний раз посещала могилу матери на кладбище «Ласточка» весной. На днях снова туда поехала и не узнала западной окраины погоста: там отсыпали щебенкой новую дорогу и появилось много свежих захоронений. Неужели кладбище снова открыли или это какой-то спонсор благоустроил непрохожую и непроезжую его часть?

Если дорога стала приятной неожиданностью, то появление двух могил за одной оградкой (наверное, мужа и жены) прямо на тропинке, по которой я всегда ходила к маме, меня просто шокировало. Я вынуждена была идти по чужим могилам, чтобы добраться до места. Просила у покойников прощения, но другого пути не было.

Не понимаю, как можно было поставить оградку во всю тропинку? Неужели люди не видели, не ведали, что делают? Какое неуважение к другим демонстрируют! И ведь не безвыходное положение было у тех, кто ставил оградку, – места хватало, чтобы не захватывать тропинку, но захотелось поставить именно так – и плевать на всех.

Это результат отсутствия контроля за захоронениями на «Ласточке». Его как не было, так и нет. И когда кладбище было действующим, хоронили и ставили оградки как захочется. В иных местах они стоят вплотную друг к другу, без всяких проходов, приходится долго пробираться в обход, вынужденно наступая на заброшенные, оставшиеся без оградок, могилы. Недавно одну мою знакомую подруга с материка попросила навестить могилу отца, рассказала, где сойти с главной дороги. Та несколько раз ездила на кладбище, бродила между могил, но так и не нашла нужную. И подсказать некому. Нет на большом кладбище служителя. Да и плана захоронений наверняка не существует.

Л. СЕРГУШКИНА.

г. Южно-Сахалинск.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here