История противостояния В минувшую пятницу в Южно-Сахалинске состоялась чрезвычайная конференция рыбаков, созванная областным координационным советом рыбопромышленных организаций. На нее прибыли 160 делегатов из всех районов Сахалина. Обозначение конференции как чрезвычайной кому-то покажется слишком вызывающим. Однако ситуация сложилась действительно неординарная, она и действий потребовала неординарных. Сегодня мы наблюдаем процесс самоорганизации целой отрасли, основу которой составляют предприятия малого и среднего бизнеса. И вот вместо традиционной конкуренции предпринимателей – объединение. А инициировал процесс (понятно, невольно) руководитель Сахалино-Курильского территориального управления федерального агентства по рыболовству (СКТУ) Е. Широков, который в сентябре направил в суд 236 исков о расторжении договоров на пользование рыбопромысловыми участками (РПУ). Об этой истории рассказывалось неоднократно, однако напомним главное. В 2006 году на государственном уровне было принято решение о том, что рыбаки вправе продлить действие ранее действовавших договоров на рыбопромысловые участки на 20 лет без каких-либо дополнительных условий. Сделать это было необходимо до 1 января 2008 года, после чего появлялась возможность выкупить участок на конкурсной основе. Все необходимые документы наши рыбаки подготовили и передали в СКТУ вовремя. А вот чиновники управления в срок уложиться не сумели и заключили договоры только в мае – июне 2008 года. Однако теперь выставили претензии рыбакам: мол, договоры были заключены с нарушением действующего законодательства. У рыбаков начались серьезные неприятности. Права пользования участками были поставлены под сомнение, а ведь именно эти права были гарантией для получения кредитов на организацию и модернизацию производства. Стоит отметить, что соответствующие процессы в нашем рыбопромышленном комплексе шли весьма серьезные. Береговая переработка у нас развивается уже продолжительное время. Сейчас до 98 проц. того же лосося перерабатывается на берегу. А за 9 месяцев года дополнительно модернизировали производство более 30 предприятий, инвестиции в основной капитал составили 413 млн. рублей. И вот банки и лизинговые компании стали отказывать рыбопромышленникам в средствах. В самом деле – а вдруг предприятие не сможет выкупить участок, останется без ресурсов и обанкротится? Лучше не рисковать… Рыбаки начали бороться за свои права. Последовали многочисленные обращения во все инстанции: к президенту страны, в правительство, Госдуму, генеральную прокуратуру. Был проведен митинг, на котором было собрано более 1 тыс. подписей с выражением недоверия главам Росрыболовства А. Крайнему и СКТУ Е. Широкову и требованием их отставки. Позицию рыбаков поддержали правительство области, областная Дума, дальневосточные губернаторы, профсоюзы, общественные организации. Под таким натиском общественности и местных властей СКТУ отозвало 217 исков. Однако 19 остались в суде. Вот по их поводу и была созвана чрезвычайная конференция. Правовая катастрофа Казалось бы, в чем проблема? Принципиальная победа достигнута – подавляющее большинство исков отозвано, к чему чрезвычайные меры? Однако рыбаки считают иначе. Да, по срокам заключения договоров проблемы вроде бы нет. Оставшиеся иски предъявлены на том основании, что в договорах оказались измененные границы рыбопромысловых участков. То есть предмет договора совсем не тот, который должен был быть. Именно эту правовую коллизию, по мнению Е. Широкова, и должен решить суд. Однако у рыбаков свои аргументы. Они настаивают на том, что претензии СКТУ по этим 19 участкам предъявлены также формально и по тем же причинам. – Представьте ситуацию, что переименовали вашу улицу и на этом основании теперь отбирают квартиру, предлагая выкупить ее на аукционе, – говорят они. И действительно. Во-первых, границы изменены исключительно в сторону уменьшения, то есть рыбаки от новых договоров не получили никаких дополнительных преференций и остались на тех же местах, где были всегда. Во-вторых, границы РПУ изменяли все те же чиновники Росрыболовства, а никак не рыбаки. В-третьих, штамповались эти договоры по сотне в день, накануне путины, поэтому было не до каких-то разбирательств. И два года все было нормально, никто никаких претензий не предъявлял. По восьми искам суд первой инстанции уже принял решение, и оно не в пользу рыбаков. По двум аналогичным в исках СКТУ отказал. Естественно, последуют разбирательства и в судах более высоких инстанций. Но пока ясности нет. На настоящий момент РПУ лишились крупнейшие и старейшие рыболовецкие колхозы Сахалина «Красная заря», «Дружба», причем участков, на которых одно предприятие работало аж с 1936-го, другое с 1959 года. В «Красной заре» остаются без работы 150 человек, в основном представители коренных малочисленных народов Севера. Естественно, ассоциация северян заявила резкий протест по поводу нарушения конституционных прав коренных народов и встала в резкую оппозицию Росрыболовству. У «Дружбы» СКТУ отобрало 14 километров, это треть, причем самая продуктивная, лососевых участков колхоза. Предприятие недосчитается порядка 4 тыс. тонн лосося, что, естественно, скажется на его финансовом положении. Е. Широков однажды обмолвился: какие проблемы могут быть у «Дружбы»? Колхоз остается главным претендентом на выкуп этих участков. Но забыл уточнить – по какой цене? Сколько денег придется отвлекать от производства? И есть ли они у хозяйства? А ведь «Дружба» важна не только Поронайскому району, где является одним из крупнейших налогоплательщиков и работодателей (600 человек). Колхоз – организующий центр наважьей путины в заливе Терпения. Он предоставляет причальные стенки, обеспечивает гидрометеосопровождение, ледовую проводку, безопасность мореплавания всей наважьей экспедиции. Если из-за финансовых трудностей предприятие не сможет этого делать – под угрозой срыва окажется вся наважья путина. А самое главное, по мнению рыбаков, 19 исков, оставшихся в суде, – лишь первый шаг Росрыболовства по переделу собственности. Отмена хоть одного договора создаст прецедент для отмены 80 проц. всех договоров на рыбопромысловые участки, причем иски сможет подавать не только СКТУ, а любая заинтересованная хозяйствующая структура. Если так и случится, лососевая путина 2011 года утонет в судебных разбирательствах и будет сорвана. А год ожидается рыбным. В аналогичном 2009-м в нашей области было добыто 330 тыс. тонн лосося на 20 млрд. рублей. – Осталось пять месяцев до путины 2011 года, которая не состоится, если громадный лососевый комплекс Сахалина не выведут из правовой катастрофы, к которой привели безответственные действия Росрыболовства, поставившие вне закона работу 160 лососевых предприятий области с целью выставить на конкурс закрепленные за ними рыбопромысловые участки, – прозвучало на конференции. Как считают многие – и эта мысль тоже звучала в выступлениях делегатов, – основа для конфликта два года назад была сознательно заложена Росрыболовством – для последующего отъема и передела. И все инициативы ведомства в отношении лососевого промысла странным образом укладываются в эту концепцию. – Особую тревогу вызывают действия СКТУ по активизации промысла лосося в реках, – сказал в своем выступлении председатель ассоциации рыбопромышленников Смирныховского района В. Смирнов. – Перегораживать устья рыбоучетными заграждениями начали с самого начала путины, когда о заморах нельзя было говорить даже предположительно. А ведь промысел в реках – это как наркотик, это легкие деньги, да вот только приведут они к гибели естественных нерестилищ. А что можно сказать о запрете на добычу кеты под тем предлогом, что вся она заводского происхождения? На юге – может быть, а на северных реках? Вместо того чтобы брать кету, как раньше, на забойках заводов, уже перегородили устье Найбы, скоро, судя по всему, также перегородят Поронай, Тымь, другие реки… Касается всех Вопрос по кете, кстати, очень интересный и выходит за рамки узкопроизводственного спора – есть ли у нас на Сахалине естественная кета или вся она искусственная. Нам-то не все ли равно, скажут многие островитяне. Нам интересно, почему в рыбном краю мы без рыбы, на кого работают наши рыбаки и почему мы должны поддерживать именно их? То, что рыбопромышленный комплекс только за 9 месяцев принес в консолидированный бюджет области налогов на сумму 1 млрд. 135 млн. рублей (110 проц. к показателям прошлого года) и обеспечил занятость 18 тыс. человек, многих не убеждает. Главный аргумент – цены на рынке. – Почему в этом году у нас такая дорогая рыба? – спросил я, пользуясь случаем, В. Смирнова и его коллегу из Ногликского района А. Сухотина. – Мы сдавали рыбу по 45 рублей за килограмм, – прозвучало в ответ, – естественно, ветеранов и инвалидов обеспечивали ею бесплатно. Остальные накрутки зависят не от нас. Но есть и другой фактор. Берешь кредиты, заключаешь контракты, платишь зарплату, а тут – совершенно необоснованный приказ снять невода. Как покрывать убытки?! Естественно, поднимая цены. А рыба при этом идет. Разумеется, нервы у людей не выдерживают, мгновенно многие переквалифицируются в браконьеров. А там про прозрачные цены говорить вообще не приходится. В этом году это было прекрасно видно всем. И чиновникам Росрыболовства тоже. Но, очевидно, им была выгодна такая ситуация… Вернемся, однако, к кете. В нынешнем году Росрыболовство через свои территориальные структуры – СахНИРО, Сахалинрыбвод, СКТУ, а в итоге и через областную комиссию по анадромным видам рыб, в которой представители этих организаций составляют сплоченное большинство, продавило решение о запрете промысла кеты – она должна достаться только рыборазводным заводам. В итоге рыбаки, имевшие соответствующие лимиты и взявшие под них кредиты, остались ни с чем. И, понятно, начали искать всевозможные пути, чтобы не разориться. В итоге, они остались крайними – рвачами, браконьерами… Именно поэтому, кстати, в итоговой резолюции конференции, за которую проголосовали единогласно, специально было выделено уже неоднократно звучавшее требование об отставке А. Крайнего и Е. Широкова. Однако главным в этой резолюции было обращение к президенту Д. Медведеву, премьер-министру В. Путину, спикеру Госдумы Б. Грызлову и председателю Совета Федерации С. Миронову, в котором рыбаки просят ускорить рассмотрение специальной поправки к закону о рыболовстве. Эта поправка в качестве законодательной инициативы была разработана областной Думой. Ее суть – в продлении сроков переоформления бессрочных договоров на пользование РПУ до 1 мая 2011 года. Теперь нужно, чтобы она как можно скорее – до начала путины – вошла в закон, тем самым будут сняты все основания для кризиса. Эту поправку уже одобрили во многих инстанциях, в том числе в законодательных органах российских регионов. Но, как говорит президент ассоциации рыбопромышленников Сахалина А. Попов, борьба все-таки предстоит непростая. Например, есть сведения, что инициативе сахалинцев активно противодействуют камчатцы. На Камчатке Е. Широков уже провел рыбопромысловые участки через конкурс, и теперь их нынешние владельцы опасаются, что все начнется заново. Надо заметить, что и среди областных рыбаков наблюдаются шатания. Путина близится, к ней надо готовиться, и появляется соблазн «завалить» коллективный протест в угоду собственным интересам. Впрочем, делегаты конференции подтвердили намерение держаться вместе и идти до конца. В. ГОРБУНОВ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here